Забыли пароль?

Кремниевая долина мертва

Кремниевая долина мертва

24.08.2020

Во время конференции EMERGE Гидеон Личфилд, главный редактор MIT Technology Review из Бостона, говорил о будущем Кремниевой долины. Она умирает? Сможем ли мы найти такую же экосистему за пределами Долины или даже за пределами США? В сегодняшней статье мы обсудим эти и другие вопросы.

Startup Jedi

Мы общаемся со стартапами и инвесторами, а вы перенимаете опыт.

Начнем со статистики. В течение нескольких лет в исследовании КПМГ опрашивали более 800 руководителей технологических предприятий мирового уровня, согласны ли они с одним простым утверждением: «Мировой центр технологических инноваций переместится из Кремниевой долины в следующие четыре года». Такая динамика разочаровывает тех, кто считает, что Долина есть и всегда будет центром инноваций в мире. В 2015 году с этим утверждением согласились 48% руководителей. Но в 2020 году только 37% верят, что через четыре года Кремниевая долина все еще будет центром инноваций (и венчурного капитала, потому что именно там инновации). Основная причина спада в 2020 году — протекционизм против Китая, ограничивающий передачу технологий. Но главный вывод, который Гидеон сделал из из этого опроса: не стоит верить никаким опросам.

...

Кремниевая долина

История Долины

Давайте поговорим об истории Кремниевой долины, чтобы понять, как она стала тем, чем является сейчас. Начало 20 века — это химическая эра. 1970–80-е годы были эпохой медицины с упором на биотехнологии. А вторая половина 20 века стала эпохой компьютеров и электроники с огромным развитием программного обеспечения. Именно поэтому сегодня известна Силиконовая долина.

Сегодня доминирует программное обеспечение, и это ядро ​​американской инновационной системы. Но раньше все было иначе. Вспомните «парадокс продуктивности». Несмотря на рост разработки программного обеспечения за последние 50 лет, производительность росла не так быстро, как в предыдущие десятилетия. Для экономистов это пока загадка.

Если мы посмотрим на создание рабочих мест в стартапах, то во второй половине 20 века оно сокращается. Этап, когда новые компании начинают нанимать сотрудников, также отдаляется. Другими словами, предприятия создаются, но не так быстро создают рабочие места. Другая тенденция — старение предпринимателей. Миллениалы не открывают столько компаний, сколько зуммеры или бумеры. Причина, возможно, в экономическом кризисе 2009 года, когда они как раз были студентами. Теперь они не могут занимать деньги, чтобы начать новый бизнес.

Для малого бизнеса есть еще один фактор влияния. Венчурные капиталисты называют это «зоной убийства» — когда крупные компании и корпорации скупают более мелкие компании, чтобы снизить конкуренцию. Количество приобретений и суммы растут. Технологические гиганты тратят миллиарды долларов на устранение конкурентов с рынка. Можно рассматривать LinkedIn как яркий пример. Или даже более яркие недавние примеры. Google приобрела North… и по сути прекратила производство их умных очков. Более того, людям становится все труднее получить финансирование для своих идей. Инвесторы не видят возможности вырасти до многомиллиардной или многомиллионной компании. Сегодня Силиконовая долина намного менее динамична, чем это было пару десятилетий назад. Крупные компании просто повторяют бизнес-модели и тратят деньги на покупку конкурентов, которые могут подорвать рынок.

...

Кремниевая долина

Кремниевая Долина сегодня

Кремниевая долина становится центром токсичной культуры вместо либеральной утопии, как это было раньше. Было несколько примеров дезинформации, сексизма и расизма. Мы наблюдаем также рост стоимости жизни и проблемы с трудовыми правами. Так что Долина становится все менее привлекательным местом для работы. Если мы посмотрим на количество женщин-основателей в ЕС и Кремниевой долине, то увидим, что менее 10% женщин в США основали свои стартапы. Напротив, в ЕС таких женщин почти 15%.

Расовая статистика тоже разочаровывает. Только 1% основателей стартапов — черные. И только 2% — латиноамериканцы. Таким образом, Кремниевая долина является исключительной и дискриминационной, если вы не белый мужчина, который учился в определенных университетах.

Дезинформация, особенно в социальных сетях, возникла во время последних президентских выборов в США. Но еще более заметным это стало во время пандемии COVID-19. Лжи, распространяемой в Facebook о вакцинах, лекарствах и всех теориях заговора, стало намного больше. Платформы Кремниевой долины испытывают трудности. Они пытаются адаптировать свою политику, но мы снова видим ущерб, который все это может нанести.

...

Основные ошибки

Теперь поговорим о том, чего не удается сделать Кремниевой долине. Марк Андриссен, возможно, самый известный венчурный капиталист в Долине, десять лет назад написал, что программное обеспечение пожирает мир. Он описывал, как софтверные компании Кремниевой долины все берут на себя. Недавно он написал еще одно произведение под названием «Пора строить». И на этот раз он обвинил американскую технологическую индустрию в том, что она не смогла создать то, что стране и миру нужно прямо сейчас в разгар пандемии. Все те физические вещи, а не программные продукты, которые нужны стране, чтобы справиться с кризисом. Технологическая индустрия США не создает таких вещей. Теперь все дело в программном обеспечении.

Можно не согласиться с Андриссеном в том, почему США не смогли справиться с кризисом. Ведь не строить такие вещи — это наше решение. Мы просто не хотели строить эти штуки. Другие же, например Эльза Кляйн, пишут, что на самом деле это больше касается структурных проблем. США разработали своего рода склеротическую систему, которая накладывает вето на новые здания и большие проекты. И эти вето могут исходить как от частного, так и от государственного секторов. Но любой, кто приезжает в США извне, видит это — старые аэропорты, выбоины на дорогах, разрушающуюся инфраструктуру, ужасные поезда и т. Д. Все это отнюдь не признаки современной страны. Другими словами, технологическая индустрия сделала некоторых людей очень богатыми и предоставила платформы, которые делают жизнь очень удобной для многих людей. Эти платформы были созданы для удобства рынка, но мы не видели отрасли, которая удовлетворяла бы наши потребности (потребности в борьбе с пандемией, с изменением климата, разрушающейся инфраструктурой). Это потребности, с которыми сейчас сталкивается каждая страна в мире.

Почему так происходит? Одна из основных причин в том, что США не инвестирует в фундаментальные исследования и разработки так, как раньше. Тем временем в Южной Корее, Индии и особенно в Китае НИОКР последние 20 лет развивались очень быстро. Настоящий рост происходит в Азии.

Правительство США разрешило Кремниевой долине определять направления инвестиций. Частный сектор инвестировал в платформы, созданные для удобства людей среднего класса, но не в те вещи, которые необходимы стране для решения серьезных долгосрочных проблем.

Есть и еще одна точка зрения. В США наблюдается небольшой спад научных и технических статей во всех областях в 1996–2018 гг. То же самое происходит и в Европе. Но если мы посмотрим на остальной мир и особенно на Китай, то количество научных и инженерных исследований напротив растет.

Итак, мы видим, что Кремниевая долина не предлагает то, что нужно Америке и миру для преодоления кризисов и долгосрочных проблем. Она не обеспечивает процветание и новые рабочие места, которые необходимы экономике США для восстановления и роста. И это чрезвычайно токсичная культура, в которой люди не хотят работать.

Последний пункт — визовые ограничения при президенте Трампе. А теперь из-за пандемии COVID границы закрыты еще больше. Технологическая отрасль и Кремниевая долина в значительной степени полагаются на визы h-1b для высококвалифицированных рабочих. Если эти люди теряют работу, у них есть всего 60 дней, чтобы найти новую, иначе они лишатся визы. Так что, помимо всего прочего, технологическая индустрия США столкнулась с нехваткой талантов.

Мы можем посмотреть на остальной мир, чтобы увидеть, куда эти люди могут поехать. Вот далеко не полный список:

  • Торонто — AI;

  • Тель-Авив — кибер, агтех;

  • Лондон — финтех;

  • Скандинавия — чистые технологии;

  • Сингапур — умные города, финтех, блокчейн;

  • Пекин — AI;

  • Шэньчжэнь — производство;

  • Тайвань — полупроводники.

Во всем мире есть много возможностей, и эти страны гораздо более гостеприимны к другим людям. Так что бывшие работники Кремниевой долины могут уехать, когда захотят. И это открывает перед новыми регионами прекрасные возможности для начала собственного предпринимательского пути. Только не пытайтесь копировать Кремниевую долину!

24.08.2020

 

Подписывайтесь на наши социальные сети:

Facebook: facebook.com/Startup.Jedi.ru/

Telegram: t.me/Startup_Jedi_RU

Twitter: twitter.com/startup_jedi

 

 

Вам может понравиться:

В новом интервью Startup Jedi, CEO CatZu поделилась, как родилась идея стартапа и в чем его преимущества
Сегодня поговорим о программах, которые дают гранты на развитие бизнеса.
Для чего нужно проводить исследование клиентов и как составлять байер-персоны — в новой статье.